Вівторок, 31.01.2023, 05:49
Приветствую Вас Гість | Регистрация | Вход

Відокремлений підрозділ ГО ЛРУ в Чернівецькій області

Меню сайта
Поиск
Архив записей
Друзья сайта
Статистика

Онлайн всього: 1
Гостей: 1
Користувачів: 0
Главная » 2022 » Грудень » 26 » Георгій Чліянц UY5XE Був такий унікальний короткохвильовик
21:52
Георгій Чліянц UY5XE Був такий унікальний короткохвильовик

Після недавнього телефонного дзвінка рівненського короткохвильовика (був поганий зв'язок і я не розібрав його позивний), якого цікавила інфо про UB5KAF і я вирішив підняти свій архів і по пам'яті привести спогади про унікального рівненського короткохвильовика - Бориса Платонова (UB5-50018, UB5FHW, UB5XQ, UB5-072-88,  UB5KAF, пізніше у США – WF3J).

Познайомився я з ним у 1965 р., коли приїхав до Рівного брати участь у Чемпіонаті УРСР з «Полювання на лисицю». Тоді я був лише як SWL – UB5-44034, а Борис уже мав і індивідуальний позивний UB5XQ. Між нами почалося листування з багатьох аспектів спостережної діяльності (спостереження за DX-ами, отримання директів і «лівих» дипломів – в обхід ЦРК тощо).

У 1966 р. отримав свій позивний (UY5XE) та провів QSO з UB5XQ. При цьому був здивований великою швидкістю, на якій він працював! Потім була моя служба в армії, одруження, народження доньки, переїзд на інший QTH і наше листування перервалося.

Влітку 1988 р. Борис мені зателефонував і сказав, що хоче мене відвідати і приїхав до мене у гості. Обмінялися значками (мій був набагато простіше, див. нижче). Ознайомився з моєю великою колекцією дипломів.

Наступного дня я поїхав із ним до Рівного. Справа в тому, що напередодні отримав запрошення від начальника рівненської РТШ, СВК Анатолія Лундіна та Засл. тренера УРСР Володимира Павлюка (UY5KM) приїхати до них для обговорення надійшли з Києва від Н.М. Тартаківських пропозицій обговорити питання вдосконалення діяльності ФРС УРСР та Республіканського радіоклубу (вкл. проведення Чемпіонатів УРСР). Справа в тому, що я тоді вже був СВК і мав досвід проведення численних змагань різних рівнів з усіх видів радіоспорту. Понад те, Львівська ФРС вже підготувала свої пропозиції, які мені передали на руки.

У 1989 р. Боб мені повідомив, що готує документи на переїзд до США. А у середині 2005-х років я прочитав в Інтернеті жахливу звістку – Борис трагічно загинув у автомобільній катастрофі!

Насамкінець, наводжу його цікавий лист від 2001 р.

From: "Brass Pounder"
Date: Sat, 8 Sep 2001 20:32:06 -0000

Жора!

Спасибо, дорогой мой друг, за то, что начал публикацию "репрессий".

Как говорит пословица, "Народ, не помнящий своего прошлого, не имеет будущего".

Hадеюсь, что в твоей уникальной коллекции "Радиолюбительство и радиоспорт" продолжает находиться, подаренный тебе много лет назад, мой персональный значек "UB5KAF"...

Жду своего часа (твоих публикаций по репрессиям периода 1961-1971гг.), т.к. есть что вспомнить и мне.

 

Дело в том, что по советским законам меня и близко нельзя было подпускать к HAM Radio, поскольку имел родственников в США, да не простых, а дипломатов высокого ранга: брат жены моего дяди был Главой Миссии США в ЮНЕСКО. Отец жены - бывший петлюровский офицер, принявший сан священника (все это было до войны, на территории Польши), по приезде в США основал Парафию Украинской Православной Церкви в Вашингтоне.

Мой путь в радио начался довольно необычно. В школе был почти отличником, но, когда в 5-м классе начали изучать иностранный язык (спасибо родителям - предпочли английский немецкому), пошли двойки и тройки. Через месяц родители нашли мне учительницу и я стал брать уроки английского, 2 раза в неделю по 2 часа. Через несколько месяцев я уже был лучшим учеником, а однокласники стали звать меня "Боб". Все это было в 1959 году, а в радио я пришел летом 1961 года. В 300-х метрах от моего дома находился обастной радиоклуб ДОСААФ и, однажды, околачиваясь по дворам, я услышал из открытого зарешеченного окна английскую речь, причем с ужасным акцентом. С целью "научить как правильно говорить по-английски" я нашел дверь, заглянул вовнутрь, увидел кучу аппаратуры и оператора. Тогда начальник радиостанции меня выгнал (опасаясь, скорее всего, чтобы пацан ничего не "спер"). Я пошел к отцу, все рассказал. На следующий день отец взял бутылку водки, колбасу и пошел в радиоклуб. Придя домой сказал: завтра можешь идти, тебя не выгонят. Так начался мой путь в радио. В отличие от подавляющего большинства, до прихода в радиоклуб я никогда не держал в руках паяльника.

Коротковолновиком я, по законам советского времени, действовавшим на Западной Украине, не имел права быть. Причина простая - дядя в США. Он попал туда в 1949 году, а первое письмо домой осмелился написать только в конце 1959 года, когда понял, что времена Сталина ушли навсегда. Чтобы Вам ситуация была понятна, я должен вернуться во времена, предшествующие моему рождению. Мой отец родом из Владимирской области. Будучи пацаном сам сделал фотоаппарат (!) и фотографировал жителей деревни на фотопластинки, которые тоже изготавливал сам.

В армию попал в канун войны и служил в охране Кремля (войска КГБ). Когда война закончилась, его послали на Западную Украину "истреблять националистов". Потом он познакомился с моей мамой, они стали встречаться и полюбили друг друга.

Вскоре его вызвали к начальству и поставили перед выбором: украинская девушка или КГБ. Отец выбрал первое и был изгнан из "органов". Как Вы понимаете, поступок более чем мужественный (времена-то сталинские и он отлично понимал, ЧТО может последовать за его отказом работать в "органах"). Ему пообещали, что работы он ни в Ровно, ни в области, ни вообще на Украине он не найдет.

Правда, из КПСС не выгнали, только дали строгий выговор с занесением в учетную карточку. Через несколько лет после моего рождения он все-таки устроился фотокорреспондентом в местную газету "Ковельский железнодорожник". А еще через несколько лет он послал свои фотоработы в Москву и вскорости был прият в ТАСС фотокорреспондентом по Ровенской и Тернопольской областям. Таким образом он стал ПОЛНОСТЬЮ независимым от местных властей, даже от 1-го секретаря обкома партии! А еще через некоторой время по совместительству стал фотокорреспондентом РАТАУ (радио-телеграфное агенство Украины) по тем же областям. Как Вы понимаете, 1-й секретарь обкома партии не мог позволить, чтобы у него в области действовал независимый журналист, поэтому он сделал моего отца своим личным другом и собутыльником. Когда я подрос, отец стал брать меня на многочисленные охоты и рыбалки, которые организовывались по очереди первыми секретарями районов области для "ПЕРВОГО" и его свиты...

В 14 лет я вовсю ездил на нашей "Волге ГАЗ-21" (не имея прав, с отцом рядом). ГАИ не имело права остановить машину Платонова (было личное указание 1-го). Во время работы в ТАСС-РАТАУ отец всегда был в десятке лучших фотожурналистов СССР и привлек меня в помощники. В 7 лет я уже умел фотографировать, а в 12 уже готовил отцу проявители по его собственным рецептам.

Теперь вернемся к моей персоне. Когда я начал заполнять Анкету коротковолновика-наблюдателя, наткнулся на вопрос: "Есть ли у вас родственники за границей? Где, с какого времени и как туда попали?" Отец сказал четко: - Пиши, что нет. Я так и сделал. Как Вы знаете, ВСЕ анкеты проходили тогда проверку в КГБ. Конечно, они видели, что я написал неправду, но отказать в позывном (хоть и наблюдательском) сыну ПЛАТОНОВА?!

Навлечь на себя гнев 1-го?! Позывной я получил, дали мне под расписку приемник "КВ-М" (17 ламп типа 2К2М) и стал наблюдать яростно, с иступлением. Оторвать меня от приемника было практически невозможно! Отец отпечатал мне QSL-карточки с фотографией (!) - получить разрешение Обллита на это дело было для него сущим пустяком - и я стал получать QSL "из-за бугра"!

Начальник коллективки областного радиоклуба UB5KFF заикался и, поэтому, ненавидел работу телефоном. В те дни на SSB в СССР работала только ОДНА радиостанция - UA1DZ, да и то эпизодически, потому что я многократно работал с ним АМ в начале 60-х.

Так вот, начальник р/ст (Василий Король/UB5XX, позже - U5XX, ныне - SK) сказал: "Не выучишь телеграф - на станцию не пущу!" Коротко, как выстрел. Как я ему за это "насилие" над собой благодарен! Поэтому, когда в Рефлекторе обсуждался вопрос, должен ли знать коротковолновик телеграф? - я привел простой пример: спросите 6-7-летнего пацана, что он больше хочет: кататься по улице на велосипеде и играть в футбол, или ходить в школу и делать домашние задания? Ответ, думаю, предсказуем на 100%. Поэтому взрослые совершают "насилие" и заставляют детвору ходить в школу. Потом, когда вырастут, поблагодарят за это родителей.

Опять вернемся ко мне. У нас в Ровно есть 2 брата. Оба учителя физики в средних школах. Один до сих пор изредка работает в эфире (Яков/US0KF, ранее - UB5XY), другой - Леонид, когда-то имел УКВ позывной, но радио забросил лет 30 назад. Так вот, этот Леонид договорился с начальством областного радиоклуба, что два его выпускных класса в качестве производственной практики будут изучать Азбуку Морзе. Ну и меня "втиснули" в одну из групп. Я был учеником 8-го класса, они, кажется - 10-го. Короче, я азбуку выучил за месяц (под руководством В. Короля) и в начале Октября на экзамене принял скорость 75 зн/мин.

На нашей коллективке аппаратура была такая: приемник американский BC-312, передатчик - SCR (750 Ватт на выходе), антенна - G5RV. К передатчику был сделан самодельный VFO ("плавный кварц" - VFO+XCO) на 3.5 МГц. И, самое ГЛАВНОЕ! - электронный ключ на лампах 6Н8С, СГ3С, СГ4С и двух реле РП-4. Я спросил Короля: - а где МНЕ взять такой ключ? А Мефодьевич ответил: - купи этот. Отец дал мне 24 рубля - такая цена была назначена - и я стал счастливым обладателем электронного полуавтоматического ключа с манипулятором! На другой день на коллективке появился точно такой же ключ - Мефодьевич принес свой из дому. В 1961 году 0.5л бутылка водки стоила 2.87 руб. так что 24 рубля были довольно "большими деньгами". Нужно ли говорить, что я часами "дрочился" дома на ключе и довольно быстро был допущен на UB5KFF в качестве постоянного оператора. В мае 1962 года я уже принял участие в телеграфных соревнованиях "CQ-MIR".

 

Исключительно много наблюдал в эфире. В погоне за странами "садился" на DX-станцию и подбирал всех, кто с ним работал. Так было почти 4.5 года! Наблюдение в эфире за работой ведущих операторов было для меня своего рода "академией" - я ПЕРЕНИМАЛ ИХ СТИЛЬ РАБОТЫ!

Прийдя на UB5KFF я полученные знания применял на практике и мой стиль здорово отличался от стиля остальных ее операторов.

Найдя среди QSL-карточек несколько красивых карточек от SWL, я написал им письма с предложением переписываться и очень скоро я затеял переписку с SWLs из Бразилии, США, Англии, Дании и Австралии. Нужно ли говорить, что переписка значительно расширила мой словарь, я полностью освоил грамматику английского языка и даже стиль письма (характерный, "английский" почерк). В качестве юноши я несколько лет ездил на соревнования по приему-передаче радиограмм, было 7-е личное место в Украине (в 1964 году, уже будучи юниором, наша команда заняла 3-е место в Украине на соревнованиях СЮТ, что, по сути дела, было Чемпионатом Украины среди юниоров по приему-передаче радиограмм).

В 1963 году у меня, SWL, уже был свой P.O.Box! В то время за это закрывали, но я пользовался "широкой спиной" отца в полной мере, и вот уже на P.O. Box валом пошли QSL-карточки, письма "из-за бугра", дипломы (с оплатой купонами IRC, которые мне присылали мои корреспонденты...). Представляю, КАК скрипели зубами в КГБ, наблюдая за моей активностью! Но против Компартии переть не моги!

В 1963 году я получил УКВ позывной, а в 1964 году - КВ позывной UB5XQ, который мне дали в виде исключения, т.к. мне было всего 17 лет, а КВ позывные выдавали только в 18 лет. Я в то время был учеником 10 класса средней школы и несколько раз в соревнованиях (1963-1964 гг.) значительно перекрыл норматив Мастера Спорта по радиосвязи на КВ.

В те времена был такой "скоростной час": 10 связей в час - 3 разряд, 20- 2-й, 30 - 1-й и 40 QSO/час - Мастер Спорта. Я легко делал по 48-50 QSO в час (на поиск, поскольку антенна - G5RV, без трансивера и РСТ тогда давали "честные" - от 339 до 599), но один раз заявку "прозевали", в другой раз - еще что-то "не состоялось" и я тогда ничего не получил.

В эфире работал только телеграфом, по многу часов в день, занимался "rag chewing" на скоростях 200-220 зн/мин открытым текстом по-английски.

С работой телефоном были проблемы. Иностранные корреспонденты, увидев, что со мной можно поговорить более, чем RS, QTH, NAME, расспрашивали меня о многом и Мефодьевич "дружески" попросил меня, чтобы я телефоном не работал ("а то коллективку закроют!"). Да и мне самому CW был намного интереснее...

Все шло по восходящей линии, но 1 ноября 1964 года в автокатастрофе погиб отец... Погиб он, наткнувшись на каток, что строители оставили на проезжей части. Был туман, дорога была новостроящейся и он, очевидно, не заметил знака "Проезд запрещен". Вместе с ним погиб директор одного из предприятий, а едущие на заднем сиденьи два инструктора обкома партии попали в больницу с различными переломами...

Весной 1965 года на меня вышел работник КГБ майор Еськов и мы пробеседовали часа 2. Суть беседы такова: все мое поведение как коротковолновика (беседы открытым текстом, переписка с иностранцами, P.O.Box, QSL direct, дипломы за IRC, полученные в обход ЦРК, т.д.) позволяет им (КГБ) закрыть меня навсегда. Мне был предложен вариант: они позволяют мне заниматься радио "в том же духе", а я становлюсь их внештатным информатором. Болтовню о том, что "страна окружена врагами и что без моей помощи СССР не выживет", я опустил. Мне также было обещано, в случае моего согласия, "поступление в ЛЮБОЙ ВУЗ Советского Союза". Я, внутренне возмутившись, сказал, что подумаю.

О нашей встрече майор Еськов просил никому не говорить, на что я согласился.

 

В течение 1965-1966 годов он выходил на меня еще несколько раз, а потом, увидев, что я "вожу его за нос", встречи прекратил. В январе 1967 года мне не продлили разрешения на UB5XQ. Я погоревал, но не сильно, поскольку дома был только самодельный передатчик на ГУ-50, приемник "КВ-М" и антенна VS1AA. В клубе же - Р250М, ГУ-81 и 2 el QUAD. Тем более, что я на коллективке дневал и ночевал.

Потом у меня отобрали SWL позывной. У меня оставался единственный пропуск на коллективки города - Удостоверение "Общественного контролера-инспектора", подписанное Э.Т. Кренкелем.

Когда в конце лета 1968 года в Ровно проходил Чемпионат СССР по "Охоте на лис", я встретился с Н.В. Казанским (UA3AF), все рассказал и попросил помочь. Тот вместе со мной повозмущался "произволом КГБ" и сказал, что поможет. Вскоре из Москвы пришел циркуляр с требованием "изъять у Платонова Б.А. удостоверение контролера". Дорога в радио закрылась.

Когда меня "закрыли" в январе 1967 года, мне было 19 лет... Хочу сказать, что Казанскому ничего не стоило чуть-чуть пошевелить пальцем - и я мог бы работать хотя бы на коллективках... Наблюдательский позывной мне вернули только в 1972 году, когда критически не хватало операторов на круглосуточную работу в эфире коллективки областного радиоклуба (UB5KFF) спецпозывным UB50E (в честь 50-летия образования СССР) в течение 7 дней, а КВ позывной я "отвоевал" только в 1979 году, через 13 лет после того, как его у меня отобрали (не продлили разрешения).

73! BP (WF3J)

P.S. BP (БП) - это мои инициалы, а в начале прошлого века Брэсс Паундерами ("колотящий по латуни") называли телеграфистов. В те времена телеграфные ключи делались именно из этого металла. Я выучил телеграф за месяц, в 1961 году, когда мне было чуть больше 14 лет.

Використані архіви RCRCI, US0YA і UY5XE.


1988 р.: UB5KAF з UB5YDX (зліва, нині – US0YA), Чернівці.

                                      1992 р.

З «Бюлетня RCRCI», 1994 р.

Просмотров: 14 | Добавил: US0YA | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0